Одной из ее главных идей стало провозглашение основной «единицей» исторического процесса не класса, а «критически мыслящей личности». Второй идеей этой школы стало специфическое понимание прогресса. В ее глазах им являлось не накопление знаний или рост производства, а превращение каждого человека во всесторонне развитую личность. В поддержку этого тезиса Лавров и Михайловский вводили понятия «цены прогресса» и «исторической вины интеллигенции». Они доказывали, что все культурные и технические достижения созданы за счет эксплуатации народных масс, давших своим трудом досуг для интеллектуальных занятий элиты общества. «Цена» такого прогресса оказывается непомерно высокой, поэтому часть образованного слоя и решила возвратить долг народу и поднять его до своего уровня, создав для трудящихся условия для интеллектуального роста.

Взгляды народничества явились своеобразной реакцией части российской интеллигенции на необходимость модернизации страны. В его рассуждениях здравые идеи оказались перемешанными с утопией, которая, став знаменем реальных политических групп и организаций, составила суть борьбы народничества с правительством.

Народническое движение в начале 60-х гг. проходило в обстановке подъема, вызванного, с одной стороны, реформаторской деятельностью правительства, с другой – ожиданием всероссийских крестьянских волнений в ответ на условия реформы 1861 г. Деятельность Александра II и освобождение крестьян были сначала с восторгом встречены Герценом и Чернышевским, причем первый из них назвал императора «царем-освободителем». Однако, проанализировав условия освобождения крестьян, они изменили свою точку зрения. Крестьянские бунты в селах Бездна и Кандеевка весной 1861 г. укрепили народников в убеждении, что в 1863    г., когда закончится срок введения законов об отмене крепостного права, можно ждать повсеместного крестьянского протеста.