Сомнительна характеристика внутренней политики Александра Ш как продворяпской. Шаги, направленные к укреплению пошатнувшихся позиций дворянства, предпринимаются лишь во второй половине 80~х гг. и не исчерпывают всего многообразия политической деятельности правительства. В не меньшей степени она была и пробуржуазной. А на самом деле Александр III исходил из принципа отеческого попечительства над сословиями.

Так называемая «либеральная партия» сторонников реформ 60-х гг. продолжала активно действовать и в 80-е гг. Все отправляемые в отставку министры оказывались членами Государственного совета (Н.Х.Бунге возглавил Комитет министров). Законопроекты в Госсовете подвергались значительным изменениям, а иногда вообще отвергались большинством Совета. Совершенно неверно представление, что Александр III не прислушивался к мнению большинства. Известно немалое число случаев, когда император принимал решение в соответствии именно с ним.

Александр III был практиком и не разделял идеалистических и утопических увлечений консервативных политиков, в частности Победоносцева. Не было и в помине прочного единства так называемой «консервативной партии». Тем более нет оснований говорить о «триумвирате» консерваторов, который реально управлял страной при беспомощном царе. Явно преувеличено историками влияние на последнего Победоносцева, которого к тому же терпеть не могла императрица. Он был абсолютно одинок в главных своих устремлениях. Высшая петербургская бюрократия, западническая по своим взглядам, нисколько не сочувствовала идее православного перевоспитания. Совершенно не оправдал надежд сторонников консервативного курса тяжело больной граф Д.А.Толстой. От него не последовало решительных и крутых действий. Основные консервативные преобразования проходили уже после его смерти. Откровенно недолюбливали друг

друга Победоносцев и Толстой, последний и М.Н.Катков.