Русская пшеница прижилась в США и Канаде. Впервые ее семена были завезены на американский континент в 80-х гг. и уже в начале XX в. получили там широкое распространение.

Свыше 350 млн пудов пшеницы ежегодно вывозилось на европейские и восточные рынки. В то время как США вывозили 76 % пшеницы в муке, Германия – 58 %, пшеничная и ржаная мука составляли лишь мизерную часть российского хлебного экспорта, чуть больше 2 %, тем самым лишаясь реальных прибылей и самой возможности оставить в стране отруби на корм скоту. Основным потребителем российской муки была Финляндия, но небольшая часть муки вывозилась в Турцию, Персию и Египет. 200 тыс. пудов пшеничной муки получала из России Великобритания – очень требовательный покупатель.

Большим спросом на международном рынке пользовались отруби. Львиную долю покупала Германия (28,5 млн пудов), свыше

2    млн пудов – Австро-Венгрия и Финляндия. Экспорт муки и от развития России (считали иностранный капитал важным средством наращивания производительных сил страны. Витте ценил в иностранном капитале его свойство стимулятора, раздражителя действии наших соотечественников. Представители помещичьих кругов и некоторые теоретики народничества ( С.Ф. Шарапов, С.С.Зив) отрицали положительное воздействие иностранного капитала.

Иностранцы несли в Россию передовые технологии, научные знания и большой производственный опыт. Инкорпорируясь в местный хозяйственный организм, иностранный капитал все более оказывался в зависимости от общих условий своего существования в нашей стране. Вместе с тем получаемые иностранцами сверхприбыли, невиданные в странах Западной Европы, выкачивались из России.