Подобно движению декабристов, выраставшему из дворянского свободолюбия, народничество в нравственном и эстетическом плане опиралось на нигилизм разночинцев. Причем и свободолюбие, и нигилизм были не столько общественным движением, сколько состоянием души радикальной части общества. Начало царствования Александра II оказалось временем, переломным во многих отношениях. Помимо проведения реформ, происходило «преображение всей жизни» на новых основаниях.

60-е гг. стали временем быстрого роста институтов общественного мнения в виде «толстых» журналов и университетов. На культурной и политической аренах появилась новая сила – разночинная интеллигенция, объединенная чувством оторванности от своих социальных корней и культурных традиций. Видимо поэтому разночинцы строили свое мировосприятие негативно, отрицая прежние верования. Они стремились отказаться от философии идеализма в пользу позитивизма, отвергали все, что не было основано на данных чувственного опыта: от теологии – в пользу богочеловека, от христианской морали – в пользу утилитаризма, от либерализма – в пользу проповеди социализма, от романтической эстетики – в пользу эстетики реалистической (материалистической).

Как отметил один из современников, «новый человек» строил жизнь на трех китах, провозглашенных в романе Н.Г.Чернышевского «Что делать?»: свобода мысли, развитие подруги жизни и разумный труд. Он был рационалистом и позитивистом, исповедовал безграничную веру в науку, являлся человеком действия. Он подчеркивал отличия своего поведения от обычного образа жизни образованного человека даже внешне. По свидетельству А.М.Скабичевского: «Желание ни в чем не походить на презренных филистеров простиралось на самую внешность новых людей и, таким образом, появились те пресловутые нигилистические костюмы, в которых щеголяла молодежь в течение 60-х и 70-х годов. Пледы и сучковатые дубинки, стриженные волосы и космы сзади, синие очки, фра-дьявольские шляпы и конфедератки.