Программа нравственного перевоспитания России в условиях ее бурной вестернизации оказалась гораздо более утопичной, чем славянофильские идеи. Священники и миссионеры, имея возможность в любой момент обратиться к властям за помощью, редко утруждали себя просветительской работой. Религиозные гонения отталкивали от правительства многих лояльных и консервативных людей, переводили религиозное брожение в русло социального и политического протеста, увеличивали напряженность в национальных районах.

Во многих учебниках встречается утверждение, что лозунг Александра III в национальном вопросе был «Россия для русских». Однако в документах эпохи такая фраза отсутствует. Конечно, историческую Россию и русские традиции и обычаи государь высоко чтил. При нем в Министерстве иностранных дел делопроизводство стали вести не на французском, а на русском языке, военная форма была переделана на отечественный лад, нов грубом национализме его никак нельзя было обвинить. Термин «русские» тогда употреблялся как синоним «подданные царя». Целью национальной политики самодержавия было не создание режима исключительного благоприятствования для этнических русских, а обеспечение единства и неделимости Российской империи. Этому вопросу МВД уделяло большое внимание.

Немало сил для укрепления единства империи прилагал К.П.Победоносцев. Огромную опасность для России он видел в «тихом наступлении» российского еврейства, постепенно устанавливавшего контроль над все большим числом сфер общественной, жизни. В 1883 г. была создана межведомственная комиссия под председательством графа КН.Палена для подготовки фундаментального законодательного акта о евреях, который должен был заменить Временные правила 1882 г. Большинство членов комиссии высказывались за постепенное снятие всех ограничений и уравнение евреев в правах с остальным населением.