Моральную и материальную поддержку текстильщикам оказали металлисты. Все силы правительства были брошены на подавление беспорядков в столице. Тем более, что дело приобрело широкий международный резонанс – во всем мире заговорили о бесправии русских рабочих. Рабочие организации Англии, Австро-Венгрии, Германии начали сбор пожертвований в пользу петербургских текстильщиков. Когда силы стачечников были исчерпаны, забастовочный комитет организованно прекратил стачку. Правительство приступило к разработке закона об ограничении продолжительности рабочего дня (одно из центральных требований забастовщиков), который был опубликован в июне 1897 г.

Под влиянием успехов рабочих Петербурга и Москвы стачечное движение распространилось по всей стране. Однако оно не везде было в одинаковой степени значительным. От Центра существенно отставали северные и восточные районы. Наибольшую активность проявляли текстильщики (более трети всех забастовщиков), за ними шли металлисты – рабочие металлургических, машиностроительных заводов и железнодорожных мастерских (около четверти всех забастовщиков). Остальные группы пролетариата еще слабо участвовали в движении. Новой его чертой стало резкое уменьшение числа неорганизованных волнений. Если в 1885—1894 гг. они составляли более трети всех выступлений, то в 1895—1900 гг. – ме

нее 1/6. Зато обычным явлением в жизни пролетариев становятся тайные сходки и собрания рабочих, связанные с подготовкой маевок и стачек. Проведение маевок – празднования 1 мая как дня международной солидарности рабочих, начавшееся в России в 1891 г. в Петербурге, превращается в традицию, соблюдавшуюся во всех крупных промышленных центрах страны.