Период перехода от повинностей на выкуп не был твердо установлен положением, и он растянулся с 1863 до 1883 г. (закон 1881 г. установил обязательность перехода на выкуп для всех помещичьих имений). К 19 февраля 1870 г. в Европейской России перешло на выкуп 55 % крестьян, не считая западных губерний, где все крестьяне сразу были переведены в категорию крестьян-собственников. К 1881 г. на положении временнообязанных оставалось 15 % бывших помещичьих крестьян внутренних губерний.

Временные повинности по существу были теми же феодальными барщиной и оброком. Разница была в следующем: размеры их определялись местными положениями, отменялись мелкие повинности (натуральные платы птицей, ягодами, грибами и пр., добавочные сгонные работы и наряды), основной повинностью признавался оброк (крестьян нельзя было без их согласия переводить на барщину, если они ранее платили оброк, а через два года они могли перейти с барщины на оброк без согласия помещика). Барщина ограничивалась 40 мужскими и 30 женскими днями с тягла в год, при этом 3/5 отрабатывалось в летнее полугодие, остальное – в зимнее. Крестьяне работали на барщине непроизводительно, помещики не имели уже над ними прежней власти. Поэтому удельный вес барщинных крестьян за первые два года сократился вдвое (с 71 до 35 %) и далее сокращение продолжалось.

Большое значение имел принцип определения величины оброка, от которой зависел и размер выкупа. Правительство и сам царь неоднократно подчеркивали, что они не допустят даже обсуждения вопроса о выкупе личной зависимости крестьян, что предлагалось крепостниками. Но в среде крупной бюрократии был найден способ обойти этот принцип: поставить размер оброка в зависимость не от доходности земли, а от дохода крестьянина в данной местности. По местным положениям самый высокий оброк был установлен около Петербурга – 12 рублей с полного надела, затем в нечерноземных губерниях (Московской, Ярославской, части Владимирской и Нижегородской) – 10 рублей.