В первой из них провозглашалась передача всей земли крестьянам с правом общинного пользования ею, введение мирского самоуправления, создание производственных промышленных и земледельческих ассоциаций, введение демократических свобод. Будучи анархистами, землевольцы отказывались от захвата политической власти. Методом достижения поставленных целей организация избрала постоянную пропаганду среди крестьянства и городских рабочих.

Дезорганизаторская часть программы объявляла о создании специальной группы для защиты организации от провокаторов и шпионов полиции и для расправы с наиболее вредными членами бюрократии. Террор как метод достижения цели землевольцами не признавался, и террористические акты являлись актами мести тем сановникам и служащим, которые в отношениях с арестованными

нарушали законы Российской империи (таким был выстрел В. Засулич в петербургского генерал-губернатора Трепова).

Достаточно скоро в революционном лагере сложилась парадоксальная ситуация. Основные силы, брошенные «Землей и волей» на пропаганду в деревне, не смогли добиться никаких ощутимых результатов. Они увязали в деревенской жизни, становились учителями, фельдшерами, земскими служащими, ходатайствовали по делам крестьян, но социалистическая пропаганда не давала плодов. В 1877 г. группа южных «бунтарей», связанная с землевольцами, попыталась поднять крестьянское восстание в Чигиринском уезде Киевской губернии, пользуясь подложным царским манифестом. В нем крестьяне будто бы призывались императором изживать помещиков и захватывать их земли. Однако и из этой отчаянной мистификации ничего не вышло.

Совсем иначе проявила себя дезорганизаторская группа «Земли и воли». Ей удалось привлечь к организации внимание не только российской, но и европейской общественности, проведя успеш ные покушения на ряд крупных царских чиновников, в том числе и на шефа всероссийских жандармов генерала Мезенцева.