Как и ожидалось, большинство заняло враждебную реформе позицию, но Александр  ее проигнорировал и утвердил мнение сторонников проекта Редакционных комиссий по всем обсуждаемым пунктам. Отрезки от наделов, которые мыслились авторами реформы как редкое исключение из основного правила – незыблемости надельного землепользования, теперь неизбежно распространялись на основную массу крестьянства. Возросли также нормы повинностей, а следовательно – размеры выкупных платежей.

Объявить «верноподданным» о начале важного преобразования должен был высочайший манифест, написанный митрополитом московским Филаретом (Дроздовым). Манифест и ряд «Положе-мий» об освобождении крестьян были подписаны Александром II

19   февраля 1861 г., в шестую годовщину его воцарения, а обнародованы 5 марта, в канун Великого поста. Полиция и войска на местах заблаговременно приготовились к подавлению волнений и беспорядков. Манифест зачитывался в церквах и рассылался подписчикам периодических изданий, тексты новых законов сделались общедоступными. А.И. Герцен, статьи и публикации которого в «Колоколе» оказывали сильнейшее влияние на общественные умы и на действия самого правительства в период подготовки крестьянской реформы, приветствовал и славил царя-освободителя Александра II и его верных помощников в деле освобождения крестьян. Уничтожение крепостного состояния виделось ему началом великого унциального переворота и переустройства России. Иной была реакция крепостников, которые, по словам князя А.С. Меншикова, бранили государя «нещадно и с чувством презрения». Сословие бывших крепостных, ставших временнообязанными, терпеливо дожидалось своей «участи».

Великий князь Константин Николаевич (1827-1892) был выдающимся русским  дарственным деятелем и разносторонне одаренной личностью.