Константин Николаевич выражал надежду, что со временем общинный крестьянский элемент превратится, «посредством земщины», в силу, равновеликую могущественной и амбициозной «аристократической олигархии», и тогда в России станет возможным создание бессословного «центрального представительства» отличие от министра внутренних дел, царский брат придавал земской реформе первостепенное значение: «После освобождения крестьян это, по-моему, самая важная реформа в России, гораздо важнее судебной реформы, потому что от удачного образования земства зависит вся будущность политического строя и существования России».

В уездных и губернских земских собраниях насчитывалось, по разным уездам и губерниям, от 10 до 100 гласных. В состав уездных и губернских управ входили от 3 до 7 человек.

Уездные земские собрания избирались жителями уезда, соответствовавшими требованиям избирательного ценза. Выборы проводились по трем избирательным куриям: 1) уездных землевладельцев, 2) городских избирателей и 3) выборных от сельских обществ. В первую курию вошли все землевладельцы – собственники не менее 200 десятин земли, владельцы недвижимого имущества, промышленных и хозяйственных заведений стоимостью не менее 15     тыс. рублей, а также лица, получавшие годовой производственный доход не менее 6 тыс. рублей. Лица, учреждения, общества, компании и товарищества – владельцы не менее 10 десятин земли (двадцатой части нормы ценза) могли объединяться в группы с совокупным владением не менее 200 десятин для избрания по одному уполномоченному на избирательный съезд уездных землевладельцев. В их числе особо оговаривалось участие (непосредственное или через уполномоченных) крестьян, которые приобрели в собственность участки земли указанных размеров. Большинство избирателей первой курии составили дворяне и торгово-промышленная буржуазия.