Он был противником существовавшего в России общественного строя, но не борцом. Революционный «апокалипсис» для Мережковского и людей его круга был воплощением их эстетического идеала. Своей критикой исторической России и православия они подтачивали основы существующего в стране общественного устройства, но когда наступила пора решительного действия, одних разговоров о прекрасном было уже недостаточно. Некоторые из них пытались участвовать в политической деятельности. Так, Н.Минский опубликовал полный текст программы РСДРП, начал издавать газету «Новая жизнь», которая с 1905 г. становится органом российских социал-демократов. Известный прозаик Л.Андреев предоставлял свою квартиру для заседаний русского бюро ЦК РСДРП. Однако «грубая» и «неэстетичная» политическая деятельность была глубоко чужда символистам. Самым радикальным вариантом преображения человеческой природы, отношений между людьми, вызовом окружающему, антитезой жизни в понимании декадентов становится только смерть. Умереть добровольно – вот идеальный выход из тупика несовершенного мира.

Идеологи всех течений общественно-политической мысли пытались найти социальные силы, на которые можно было бы опереться для реализации своего идеала. Вместе с тем в России существовали общественные движения, которые сохраняли свою относительную самостоятельность по отношению к названным уже идеологическим направлениям.

Во второй половине XIX – начале XX в. Россия была единственной в мире страной с внушительным студенческим движением. Его традиции, накопленные в 60-70-е гг., сохранялись и развивались в следующее двадцатилетие.