Общественно-политические воззрения Ключевского трудно реконструировать – он не оставил потомкам труда, в котором они были бы изложены в системе. Однако последняя, бесспорно, существовала: одним совершенством формы нельзя объяснить неизменный успех его лекций. Критериями прогресса выдающийся историк считал общественную свободу и личное самосознание. Важнейшим вопросом для Ключевского был вопрос о социальном мире. Жестко и уничижительно критиковал он дворянство – правящее сословие, оказавшееся неспособным установить такой мир. Он констатировал полное нравственное и политическое разложение дворянства. Нелестных оценок ученого удостоилась русская интеллигенция, занимавшаяся, по его мнению, пустым фразерством, самолюбованием и мелочными интригами. Резкой критике подвергал он самодержавие за то, что слишком многое зависело от случайных личных качеств царя, который к тому же не имел связи с народом.

Проблема взаимоотношений России и Запада также нашла свое отражение в трудах Ключевского. Он пытался занять позицию над спором западников и славянофилов, стоя ближе к первым. Рассматривая Россию как европейскую страну, отставшую в своем развитии, – великий русский ученый не отрицал необходимости заимствования многих общественных начал Запада, но полагал, что далеко не все либеральные идеи следует принимать. Он указывал на абстрактность идеалов свободы, равенства и демократии. Их полное осуществление приведет, по его мнению, к ликвидации национальных, религиозных, культурных различий между обществами, а стало быть, и к остановке прогресса, который уступит место «статике неподвижного благоденствия». Историческая миссия России понималась им как устройство мира на основах нравственных христианских норм.

Немалое место Ключевский уделял и анализу проблемы соотношения реформ и революции.