В результате дипломатической борьбы было пригнано общее правило о закрытии проливов: турецкому султану предоставлялось право открывать их в мирное время, тем более во время войны для военных судов дружественных держав, если это потребуется для обеспечения исполнения постановлений Парижского трактата. Были отменены статьи, устанавливавшие нейтралитет Черного моря: Россия получила право держать на море гражданской частью в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях, а также чрезвычайным послом в Персии был назначен Алексей Петрович Ермолов (1772-1861), прославленный русский военачальник, герой войны 1812 г. По утвержденному императором Александром 1 плану он в 1817 г. начал перемещение укрепленной пограничной линии с реки Терека па реку Сунжа, стремясь блокировать противника в горах и ущельях Большого Кавказского хребта. Однако сменивший Ермолова в 1827 г. на его постах генерал Иван Федорович Паскевич, ставший к тому же наместником царя на Кавказе, отказался от претворявшегося уже в жизнь плана, ограничившись проведением карательных экспедиций в горные районы.

Тем временем ситуация в горах изменилась.

Отступив и пополнив свое войско, Гази-Мухаммед в августе- ноябре 1831 г. совершил набеги на Дербент, Тарки, Владикавказ, Назрань и Кизляр. С большим трудом мюриды были оттеснены обратно в Дагестан. В октябре 1832 г. русский отряд генерала Г.В.Розена окружил Гази-Мухаммеда в его родном ауле Гимры. Во время прорыва из окружения первый имам Дагестана и Чечни был убит.

В начале царствования Александра II отрезанные от остального мусульманского мира закавказскими владениями России горцы Дагестана, Чечни и Адыгеи продолжали вооруженную борьбу с русскими войсками.