Одновременно рождаются новые производства, такие, как: транспортное машиностроение (паровозо- и вагоностроение), добыча каменного угля и производство кокса, химическая, нефтедобывающая и перерабатывающая промышленность, сталерельсовое, меднопрокатное производства, а также производство новейших строительных материалов, в том числе цементное, железнодорожное строительство, широкое применение паровых двигателей.

К середине 80-х гг. завершается начальный этап индустриализации (согласно другой точке зрения, канун индустриализации), который в отечественной литературе идентифицируется со стадией промышленного переворота (примерно 30-50 – 80-е гг. XIX в.).

В течение второго, 15-летнего периода, фактором, определяющим вектор набиравшей силы индустриализации, становится железнодорожное строительство. Именно его потребности подталкивали рост отраслей тяжелой промышленности и энергоемких производств, содействовали развитию инженерного дела.

Общее положение в промышленности длительное время было тяжелым. Даже в развитии «передового» хлопчатобумажного производства не наблюдалось качественных изменений. Оно велось на старой технической и технологической основе: паровые котлы отапливались торфом или дровами, небогат был и ассортимент хлопчатобумажной пряжи. В выпуске готовых тканей преобладали простые изделия, предназначенные для непритязательного крестьянского спроса; крашеные миткали, бязи, плисы, «линючие», с незатейливым узором ситцы.

В пищевой промышленности динамично увеличивалось производство сахара, быстро перестроившееся на использование труда наемных рабочих. В 1860-1880 гг. внешним показателем его успехов стало возросшее в три раза (с 2 до 6 фунтов) потребление сахара на душу населения.

В то время как в отраслях легкой и пищевой промышленности производство росло сравнительно быстро, тяжелая промышленность переживала упадок. Технико-экономическая перестройка уральской черной металлургии, в 80-е гг. производившей до двух третей металла в стране, шла трудно.