День 1 марта 1881 г. начинался вполне обычно. Это было воскресенье. По давно существовавшей традиции император в тот день присутствовал на разводе караулов в Михайловском манеже. На обратном пути в Зимний дворец он заехал на чашку чая к своей кузине великой княгине Екатерине Михайловне. В третьем часу пополудни царская карета в сопровождении шести верховых казаков и чинов полиции на санях выехала к Екатерининскому каналу, где теперь стоит храм Спаса на крови. Здесь царя ожидали три бомбометалыцика, расставленных Софьей Перовской.

Бомба, брошенная Николаем Рысаковым, разбила карету, убила казака и случайного прохожего – 14-летнего мальчика, но царь не пострадал. Не послушав уговоров полицейских сесть в сани и немедленно уехать во дворец, он направился к схваченному бомбисту. В ото время другой террорист Игнатий Гриневицкий приблизился к царю вплотную и бросил бомбу прямо ему под ноги. Оба были смертельно ранены и вечером почти одновременно скончались.

Завершилась одна и начиналась совсем иная эпоха. Утром следующего дня, 2 марта, когда тело усопшего монарха находилось еще и Зимнем дворце, состоялась церемония интронизации – на российский престол взошел новый царь – император Александр III.

рукой (княгиня Юрьевская) состоял и сам император Александр II. Более того, и 1880 г. после смерти законной супруги император сочетался браком с княгиней Юрьевской, имевшей от него уже троих детей. При дворе ходили упорные слухи о возможности скорой короназщи Юрьевской и назначении нового наследника престола. Это был крупный фамильный скандал. Ничего подобного и гораздо меньшего Александр Александрович никогда себе не позволял.

Внешне Александр Ш вполне соответствовал роли вершителя судеб России. В свои 36 лет это был весьма представительный лысоватый мужчина с окладистой бородой, почти всегда носивший военный мундир. Он был сдержан, уравновешен, немногословен, но когда говорил, речь его производила впечатление глубоко продуманной.