Достоянием гласности были факты чудовищного беспорядка и воровства, царившего в действующей Крымской армии. Многочисленная и громоздкая администрация, работавшая на собственное воспроизводство и весьма далекая от потребностей армии и флота, уступала место территориальной и отраслевой структуре, децентрализованной и выстроенной в соответствии с военными и морскими задачами. Условием сокращения и децентрализации уп равления являлась строгая персональная ответственность начальников отдельных его звеньев.

В целях выдвижения на командные должности наиболее талантливых и деятельных лиц, а также для оздоровления моральной атмосферы в войсках и на флоте, укрепления боевого братства властям предстояло отказаться от феодально-сословных принципов военной организации. Успехи военной карьеры и взаимоотношения военнослужащих не должны были зависеть от сословной принадлежности.

В подготовке военных реформ первенствующая роль принадлежала не сухопутному, а морскому министерству, во главе которого с 1853 г. стоял генерал-адмирал русского флота великий князь Константин Николаевич. При непосредственном участии офицеров и адмиралов Балтийского и Черноморского флотов – «всего морского сословия» – был открыто обсужден и в 1853 г. утвержден Николаем I новый Морской устав.

В условиях Крымской войны и непосредственной угрозы неприятельского нападения на Кронштадт и Петербург морское министерство приступило к изготовлению винтовых механизмов, к постройке первых крупных винтовых судов и нескольких десятков винтовых канонерских лодок. Испытывались и устанавливались на

подступах к Кронштадту новейшие морские мины. При этом чиновники министерства делали ставку на развитие частной предпринимательской инициативы.