В нем говорилось: «Революционер – человек обреченный. У него нет своих интересов, ни дел, ни чувств, ни привязанности, ни собственности, ни даже имени. Все в нем поглощено единым исключительным интересом, единой мыслью. — революцией. Он знает только одну науку – науку разрушения. Он презирает и ненавидит во всех побуждениях и проявлениях нынешнюю общественную нравственность. Нравственно для него то, что способствует торжеству революции. Безнравственно и преступно все то, что помешает ему».

Вернувшись в Россию, Нечаев привлек в свою организацию несколько десятков человек. Они были разбиты на пятерки и подчинялись Центру, т.е. Нечаеву. Организация намеревались заняться террористической деятельностью, ориентируясь в своих расчетах и на «разбойные» элементы. Пока же она накапливала средства для будущей деятельности, используя шантаж, фиктивные женитьбы на богатых наследницах и т.п. Закончилась эта деятельность вполне закономерно: в ноябре 1869 г. по приказу Нечаева в Москве был убит не пожелавший беспрекословно подчиняться ему член «Народной расправы» И.И. Иванов. Дело было раскрыто полицией, арестовавшей около 80 человек. Руководитель организации скрылся за границу, но был выдан русским властям Швейцарией, как уголовный преступник.

Нечаевское дело потрясло всю Россию. Аморальность, возведенная в ранг политики, уголовные методы, применяемые общественными деятелями, фанатизм – все это заставило общество пересмотреть многие свои позиции. Ф.М.Достоевский написал на материалах суда роман «Бесы», рассказывающий не только о нечаеецах, но вообще о людях, возомнивших себя Богом, распоряжающихся судьбами окружающих и превращающихся в антихристов. «Нечаевщина» оказала большое влияние на общественное движение страны, заставило его избавляться от клейма фанатизма и диктата в своей деятельности.