Закон 13 июня 1867 г. «О порядке производства дел в сословиях и общественных собраниях» вводил цензуру губернатора на все публикуемые материалы деятельности земских учреждений, запрещал земствам взаимодействовать друг с другом и предписывал председателям земских собраний закрывать заседания в случае обсуждения вопросов, выходящих за пределы земской компетенции. Затем последовали другие нормативные акты -

о    расширении губернаторского надзора за земством и порядком его работы, об ограничении открытости и гласности земских заседаний. Ущемлялась финансовая самостоятельность земств, и без того имевших весьма скудные бюджеты, – в законе 21 октября 1866 г. ограничивалось право земств облагать сборами торговые и промышленные заведения. Правда, в 1869 г. земствам было разрешено инициировать на местах железнодорожное строительство – подавать прошения о предоставлении концессий и т.п., но при этом земские учреждения могли получать доход лишь от устройства небольших побочных железных дорог, ежегодная прибыль от которых не могла превышать 30 % суммы всех земских сборов.

«Искалеченное» охранительными поправками всесословное земство продолжало существовать, проявляя недюжинную жизнеспособность. Успех мог сопутствовать земству при умении председателя управы и других выборных лиц находить взаимопонимание с администрацией. В большинстве случаев такое сотрудничество налаживалось, несмотря на амбициозность и спесь губернского начальства, тяготевшего к «патриархальным» способам управления. Фрондерские попытки добиться независимости от вышестоящих властей имели, как правило, обратный результат, так как местная администрация располагала всеми необходимыми рычагами для устранения с арены неугодных общественных деятелей – от экономического давления до обвинений в «неблагонадежности».