В этом случае, если этот надел был больше высшей нормы, помещик имел право отрезать «излишек» до этой нормы. Если же фактический надел был меньше низшей нормы, помещик был обязан прирезать земли до этой нормы.

Помещики установили нормы в таком размере, чтобы можно было отрезать в свою пользу часть земель крестьян. В Редакционные комиссии помещики подали заниженные данные о размерах действительных наделов крестьян, и поэтому даже после некоторого увеличения высших норм этими комиссиями в большинстве губерний все равно земли крестьян были сокращены. Земля отрезалась еще и по дополнительным правилам: помещик мог прирезать себе земли до 1/3 бывшего своего имения (в степной полосе до 1/2) даже в том случае, если у крестьян наделы не превышали высшей нормы.

Если не считать 8 западных губерний, где наделы крестьян были увеличены на 18—20 %, то из остальных 36 в 27 землепользование крестьян сократилось и лишь в 9 осталось таким же или немного увеличилось.

Но официальным данным размеры отрезков в пользу помещиков в 27 губерниях в целом составили 13 % бывших дореформенных крестьянских наделов. Исследование историками документов архивов (уставных грамот) показало, что в действительности у крестьян отрезали в среднем около 20 % их угодий, а по отдельным губерниям до 30 %. Помещикам было предоставлено право самим определять, какие земли отвести крестьянам, а какие оставить себе. Помещики отрезали себе лучшие земли, а также брали в отрезки такие участки, чтобы крестьяне вынуждены были их арендовать по дорогой цене. Например, забирали себе все выгоны и водопои, без которых крестьяне не могли обойтись, а чаще вклинивали отрезки в середину крестьянских полевых земель. По воспоминаниям одного из статистиков, в деревне Хомуты Орловской губернии земли крестьян были в пяти участках, а проехать к ним можно было только через земли помещика.