В России тоже раздавались авторитетные голоса о помиловании. 28 марта – вдень завершения суда над первомартовцами в зале собраний Петербургского кредитного общества известный философ, профессор  С.Соловьев перед аудиторией в 800 человек выступил с лекцией о просвещении в России в XIX столетии. В конце речи он допустил высказывания о процессе над цареубийцами. Владимир Сергеевич апеллировал к христианским заповедям: если русский царь христианин, а тем более «вождь христианского народа», пн должен простить, но если он «отрекается от христианского начала и вступает на кровавый путь», «русский народ от него отвернется». С позиции милосердия он призывал отменить смертную казнь, улучшить состояние тюремного надзора и ссылки, распространить «жалость» на преступников. Восторженная молодежь трижды пронесла его на руках вокруг кафедры. Необходимо отметить, что Соловьев не уставал обличать и революционное насилие. Александр III запретил исключать его из университета, но выразил ему через министра народного просвещения царское порицание и временно запретил его публичные выступления.

В защиту цареубийц выступил и Л.Н.Толстой. Он написал письмо к царю, в котором настойчиво советовал помиловать террориста, поскольку «зло родит зло» и на место нескольких казненных

революционеров встанут десятки.

Прежде всего новому министру необходимо было завершить начатое еще в августе 1880 г. преобразование полиции, когда III отделение собственной его императорского величества канцелярии было упразднено, а его дела переданы Департаменту полиции в составе Министерства внутренних дел.