С 1861 по 1882 г. в 46 губерниях Европейской России было произведено 2 371 тыс. семейных разделов (из них только 12,8 % по разрешению сельских сходов, а 87,2 – самовольно), или по 107 тыс. в год. В конце XIX – начале XX в. число разделов достигло 150 тыс. в год.

По мере распространения грамотности стремление молодых семей к выделу становилось все более настойчивым. Менялась социальная психология крестьян, усложнялась хозяйственная жизнь. Все имущество юридически принадлежало двору, должно было быть общим. Но по нормам обычного права продолжала существовать беспрекословная власть домохозяина над членами большой семьи. Это стало вызывать недовольство молодых пар, особенно невесток, возникали раздоры и ссоры. В результате разделов сократились размеры дворов. В 70-х гг. двор насчитывал в европейской части страны в среднем 7 человек, в 1897 г. – 6,4 человека, в 1905 г. – около 6 человек. В центре страны процесс деления дворов шел быстрее: в Московской губернии на двор приходилось в 1858 г. – 7,5 человека, в 1869 – 6 человек, а в 1897 – 5,5 человека. В результате средние размеры наделов постоянно сокращались, а община тормозила изменение агрокультуры, что вызвало обеднение значительной части крестьянства, особенно в центре страны, где была больше доля бывших помещичьих крестьян и нормы наделов были меньше.

Среднее сокращение наделов по стране внешне не вызывало тревогу. По реформе 1861 г. в Европейской России на двор пришлось по 14,4 десятины, в 1877 г. оказалось – по 13,2 десятины, в 1905 г. – по 11,1 десятины.