В заключение попробуем определить, какие археологические культуры – кавказско-переднеазиатские, западноевропейские или казахстанско-сибирские – оказали особенно существенное влияние на развитие людей, обитавших в бронзовом веке в степной полосе Европейской России.

Влияние Кавказа сказывалось на поступлении в Северное Причерноморье и Нижнее Поволжье металлических изделий, изготовленных в кавказских центрах металлургии и металлообработки. Это явление особенно заметно для памятников IV—III и начала II тысячелетия до н.э. На Ивановской стоянке в Оренбургской области, в Хвалынском могильнике и в одиночном погребении у Криволучья Самарской области найдены такие же каменные браслеты, как в поселениях майкопской культуры Мешоко, Ясенова поляна и Свободное. С середины II тысячелетия до н.э. связи населения степей с Кавказским регионом слабели. Металл шел в степи уже не с юга, а с востока.

Влияние степных культур Азиатской России и Казахстана на европейском степном юге становится очень заметным во II – начале I тысячелетия до н.э. Об этом свидетельствует большая близость срубной и одновременной ей андроновской культуры (от могильника Андроново близ Ачинска).

Для более раннего времени такие соответствия не столь бесспорны. Сопоставляли круглодонные сосуды афанасьевской культуры на Енисее (от могильника Афанасьево близ Минусинска) и из пещеры Джебел в Туркмении с ямными, костяные орнаментированные стержни из неолитических могильников Прибайкалья с молоточковидными булавками Северного Причерноморья и Предкавказья. Но сходство всюду слишком общее и может быть чисто конвергентным. Пожалуй, только курильницы с выделенным внутри отделением, широко распространенные в катакомбной культуре и известные в небольшом числе экземпляров в афанасьевской, слишком специфичны, чтобы быть случайным совпадением.