Прежде всего раскопки дают представление о поступательном ходе развития материальной культуры, о постепенном появлении важных достижений в развитии хозяйства, орудий труда, средств сообщения и т.д. Изучение этого круга тем первоначально велось как рассказ о “домашнем быте” наших предков, потом для обоснования владевшей умами ученых идеи прогресса. Теперь очень популярно экологическое толкование образа жизни древних людей – того, как они приспосабливались к окружающей природной обстановке.

В начале XX в. на первый план вышел иной круг тем, связанный с изучением ранних этапов формирования существующих ныне народов. Уже к началу этого столетия было выявлено много древних поселений и могильников, установлено не только, какие из них более ранние, а какие более поздние, но и то, чем они отличаются от археологических памятников сопредельных территорий. Возник соблазн видеть в этих остатках старины ступени развития древних народностей, сформировавшихся именно здесь и здесь же живущих и сейчас.

Так смотрел на свои находки В.В. Хвойка в книге “Древние обитатели Среднего Поднепровья и их культура в доисторические времена” (Киев, 1913), Хвойка открыл палеолитическую стоянку на Кирилловской улице в Киеве, очень яркую культуру эпохи меди в Триполье, так называемые “поля погребений” – могильники начала I тысячелетия н.э., где на определенном расстоянии друг от друга зарыты урны с прахом покойных, вел раскопки древнерусских культурных слоев в самом Киеве. И вот во всех этих памятниках Хвойка усматривал свидетельства о жизни славян на разных этапах их развития.