Это продукция местных ремесленников, спрятавших свое достояние при каких-то острых ситуациях. В кладах у Привольного в Ставропольском крае, Подкумском, из Есентуков и других найдены бронзовые топоры, копья, серпы. Типы этих изделий свидетельствуют о том, что во II тысячелетии до н.э. в Прикубанье (где есть месторождения меди) сложился свой самостоятельный очаг металлообработки, выработались свои специфические для этого района типы орудий и украшений. Топоры уже не плоские, а со втулкой и поперечным лезвием, так называемые, кельты, или проушные, так называемые вислообушные. Кинжалы с четко выделенными рукоятями. Копья не плоские, а со втулками и иногда с двумя симметричными прорезями на пере5. Металлообработка достигла высокого уровня. Использовали каменные литейные формы, рассчитанные надолго. Существовала и другая техника, называемая “с утратой восковой модели”. Из воска вылепливали, скажем, модель топора, заключали ее в глину, а потом через оставленные отверстия вливали внутрь расплавленный металл. Глиняную обкладку разбивали и получали медное изделие. В майкопское время эти приемы еще не были освоены. Типы орудий из Майкопа и Новосвободной такие же, как в Закавказье и в Передней Азии.

Продукция прикубанских литейщиков поступала к обитателям степей Левобережной Украины, Подонья, Нижнего Поволжья, чем и объясняется близость материальной культуры бронзового века в этих районах.

Дольменную и северокавказскую археологические культуры на Северо-Западе и в центральной части Кавказа на грани II и I тысячелетий до н.э. сменила кобанская культура (от могильника у аула Кобан в Северной Осетии). До Дагестана она не доходит. Там одновременно с ней развивалась каякентско-харачоевская культура.