С какими-то инородными влияниями связаны и своеобразные памятники нашего Севера – лабиринты. На поверхности земли выложены из окатанных камней сложные спиралевидные фигуры с дорожками между рядами камней. Тот, кто на них вступает, идет кружным запутанным путем. Подобные выкладки из камней обнаружены у нас по берегам Белого и Баренцева морей, а вне России в приморских районах Дании, Швеции, Норвегии, Финляндии, Северной Германии. При раскопках на Соловецких островах установлено, что лабиринтами перекрыты могилы конца II – начала I тысячелетия до н.э. Лабиринтообразные каменные сооружения открыты недавно и на Дону – в Мастище под Острогожском.

После знакомства с памятниками бронзового века лесной полосы Европейской России может сложиться впечатление, что в этом районе происходила постоянная смена населения, тогда как в степной зоне ситуация была более спокойной и стабильной. Это не так.

Во-первых, памятники скотоводов, резко отличающиеся по своему облику от памятников местных охотничье рыболовческих племен, выделяются достаточно хорошо. А перемещения групп скотоводов в скотоводческой же среде южных областей улавливаются значительно менее четко. Несомненно, появление на нашем Юге специфических покровских, потаповских, белозерских памятников свидетельствует о передвижениях скотоводческого населения по степи, не менее значительных, чем проникновение в лесную зону фатьяновцев или поздняковцев.

Во-вторых, все инородные для лесной полосы археологические культуры концентрируются в южной ее части, тогда как огромная территория, лежащая севернее, почти не была затронута влиянием скотоводческих культур. Это касается и Карелии, и Ленинградской, Псковской и Новгородской областей, и Беломорья, Вологодчины, республики Коми. Здесь нет ни среднеднепровских, ни фатьяновских, ни абашевских, ни поздняковских памятников.