Охотничье оснащение усовершенствовалось: были изобретены лук и стрелы. Рыболовство, слабо развитое в палеолите, стало важным источником добывания пищи. Глиняной посуды еще не было. Полировка и сверление камня кое-где применялись, но играли в производстве не такую уж большую роль.

Вот этот период по предложению Аллена Броуна в 1892 г. назвали “мезолитом” т.е. среднекаменным веком. Некоторые археологи предпочитают термин “эпипалеош”, подчеркивая большую близость этого типа культуры к палеолиту, чем к неолиту.

Возобладало все же мнение, что это совершенно самостоятельный период, не менее специфический, чем палеолит и неолит.

Некоторые ученые относят стоянки людей, уже знакомых с земледелием и скотоводством, но не изготовлявших посуду из глины, к “докерамическому неолиту”, считая основным признаком неолита производящее хозяйство. Большинство археологов видит определяющий признак неолита именно в знакомстве с глиняной посудой. За верхнюю (позднюю) границу мезолита будем принимать появление глиняной посуды и мы. Но не забудем, что в разных районах это происходило в разное время. Кое-где мезолитические (без керамики) и неолитические (с керамикой) группы людей сосуществовали.

Что же происходило на просторах Европейской России? Мезолитических стоянок выявлено тут много больше, чем палеолитических, не десятки, а сотни. Обнаруже

ны они не только в районах, где известны палеолитические памятники – на Кавказе и в низовьях Волги, на Дону и Десне, на Оке и в Приуралье, но и в Карелии, на Кольском полуострове, на Вычегде, на Вологодчине и в других районах Северо-Востока России.

Вюрмский ледник таял, отступал на север. На освободившиеся территории продвигались стада диких животных, а за ними шли и охотники, обитавшие первоначально в более южных областях. Это явление на археологическом материале удается проследить достаточно надежно.