Эту проблему поднимал еще в 1924 г. В.А. Пархоменко, опираясь на запись 859 г. в начальной русской летописи. Там говорилось о полянах и северянах как о данниках Хазарии и о славянах новгородских вместе с чудью, мерей и весью (т.е. с финно-язычными племенами), как о зависимых от норманнов. Ныне идея об этих двух компонентах определивших сложение Древнерусского государства, на новой основе четко сформулирована В.Я. Петрухиным.

Это положение, на наш взгляд, как-то, пусть не прямо, перекликается с рассмотренными выше материалами о каменном и бронзовом веке. Как мы старались показать, уже тогда существовало деление археологических культур Европейской России на северные и южные, и можно думать, что их различие сказывалось и в дальнейшем, в том числе и при формировании раннеславянских культур и древнерусской народности.

Выдающийся отечественный антрополог В.В. Бунак находил, что ареалы антропологических типов современных русских чуть ли не прямо соотносятся с теми картами археологических культур каменного века Европейской России, что я опубликовал еще в 1959 г.8 Позднейшие исследователи, рисуя иную, более сложную картину, так или иначе учитывают роль древнейшего, скорее всего, финского населения лесной зоны в формировании отдельных типов русских. Называют, например, черепа из могил во- лосовской культуры на Оке из стоянок Панфилове и Во- лодары, как близкие по типу к черепам вятичей из курганов XII-XIV вв. в Подмосковье.