С запада и востока эту область обтекают территории, где неолитическая посуда не имела ямочного узора, а была или “гребенчато-накольчатой” или “гребенчатой” (по преобладанию этих типов орнамента). На западе таковы стоянки нарвской, неманской, верхнеднепровской археологических культур, во многом схожие по характеру находок с днепро-донецкими, на востоке – стоянки Среднего Поволжья и Прикамья. В Зауралье посуда в неолите совсем другая. Для нее обычен особый вид прочерченного орнамента, так называемый струйчатый. Таким образом, культуру ямочно-гребенчатой керамики надо ограничить Центром и Севером Европейской России, не включая в эту культуру памятники сибирского неолита.

Внутри обширной области распространения ямочногребенчатой керамики археологи выделяют несколько подгрупп: каргопольскую, рязанско-долговскую, балах-нинскую и т.д. Много стоянок с ямочно-гребенчатой керамикой и в северной полосе Украины.

Кремневые орудия в П1 тысячелетии до н.э. в лесной зоне уже иные, чем в мезолите. Изделий из ножевидных пластин становится все меньше и меньше. Орудия делали из отщепов, часто обрабатывая их с двух сторон. Отжимая от кремня тонкие чешуйки, создавали изящные наконечники стрел и копий листовидной формы. Топоры чаще оббитые с двух сторон, но появились и шлифованные клиновидной формы.

Прогресс материальной культуры налицо, но никаких признаков перехода от охоты и рыболовства к скотоводству по-прежнему нет. Это касается не только льяловской культуры, но и ее западных и восточных соседей.