В других отношениях мезолитические стоянки дают, к сожалению гораздо менее полную информацию о жизни первобытного человека, чем поселения эпохи позднего палеолита. Мезолитические находки связаны в основном не с пещерными отложениями или с толщей лёсса, подобно стоянкам Костенок и бассейна Десны, а с дюнами по берегам рек. Осваивая рыболовство, люди спустились с высоких речных террас поближе к воде. Подвижные группы охотников не были столь многолюдными и задерживались на одном месте не столь долго, как в палеолите. Находок на стоянках обычно немного, а кремневые изделия в песчаной почве часто бывают смешаны с остатками более позднего времени. Не сохраняется в песке не только дерево, но и кость. В результате всего этого материал для исследования оказывается бедным и ущербным.

Неизмеримо ценнее стоянки в толще торфа, консервирующего кости и дерево. Благодаря этому мы узнали о таких изделиях эпохи мезолита, как деревянные луки, костяные гарпуны и рыболовные крючки, муфты для каменных орудий. Но пока что торфяных стоянок в России выявлено очень мало.

В целом некоторые важнейшие вопросы истории мезолитического населения Европейской России освещены доступным нам материалом совершенно недостаточно и служат предметом оживленных дискуссий. Для нас наиболее интересны два круга тем, касающиеся хозяйства этого населения и происхождения и территориальной группировки его.

По-прежнему популярна старая, но мало соответствующая фактам схема. С концом оледенения, вымиранием мамонта и других гигантов ледниковой фауны хозяйство первобытного человека якобы испытало жестокий кризис. Начались судорожные попытки найти новые источники пропитания, успешно завершившиеся переходом к земледелию и скотоводству.