В целом изучение первобытной археологии Европейской России демонстрирует нам тот же путь развития культуры, что и в Европе. Но, начиная с эпохи производящего хозяйства, это развитие шло в замедленном темпе. Таких ярких явлений, как культура энеолита Болгарии, оставившая Варненский некрополь, и тем более как крито-микенская культура Средиземноморья, наша территория не знает.

“Основное ядро великорусской народности” складывалось в районах, где охотничье-рыболовческое хозяйство и культура неолитического облика задержались дольше всего. В раннем железном веке в Волго-Окском бассейне совершенно не чувствуется даже влияние скифской культуры, не говоря уже об античной. В более восточных районах Прикамья и Среднего Поволжья и то, и другое влияние оставили зримые следы. Думается, что все это не могло не сказаться на дальнейшей истории Европейской России. Освоение Волго-Окского бассейна славянами прошло раньше, легче и полнее, чем освоение русскими тех районов Поволжья, где на базе культур раннего железного века в X столетии сложилось Болгарское царство, а в послемонгольское время его наследники Золотая орда и Казанское царство.

Прослеживая преемственность в развитии культуры в Европейской России с древнейших времен и вплоть до средневековья, мы не хотим сказать, что все звенья в этой цепи уже найдены, что никаких разрывов нет. К сожалению, “темные века” – т.е. периоды, не освещенные дошедшими до нас источниками, бывают не только в письменной истории, но и особенно часто в археологии. Так, можно указать на разрыв между мустьерской эпохой и поздним палеолитом. Но, думается, главные лакуны со временем заполнятся, а общая схема не будет отвергнута, лишь уточнится и получит подтверждения.

Таковы в крайне кратком и неминуемо схематичном изложении выводы специалистов по первобытной археологии, важные, на мой взгляд, для историков, стремящихся постичь ход русской истории.