Так, археологи уделяют большое внимание древней глиняной посуде: и технике ее изготовления, и ее формам, и особенно орнаментации. Это материал массовый, очень разнообразный, хорошо поддающийся классификации. Немало исторических выводов построено археологами почти исключительно на основе анализа древней посуды. Как бы серьезен ни был этот анализ, все же возникает известное сомнение – не уходим ли мы, идя таким путем, куда-то в сторону от понимания культуры наших предков в целом.

Ясно, что характеристику любой культуры надо давать по возможности на максимально полном учете фактов, на всем их комплексе, но в практике археологов это, увы, почти никогда не возможно. И для одних эпох на первый план выходит рассказ о каменных орудиях, для других – о глиняной посуде, для третьих – о металлических застежках-фибулах, о конской упряжи или украшениях поясов.

Несмотря на эти крайне важные ограничения, мы все же можем утверждать, что наблюдения, сделанные в ходе раскопок в Европейской России, и собранные при этом коллекции, в особенности полученные в XX в., весьма богаты и уже приведены в определенную систему. Благодаря этому каждой новой находке сразу отводится место и во времени, и в пространстве.

Для распределения памятников археологии во времени важны три момента. Первое – наблюдения за последовательностью слоев с разным составом находок на поселениях и над перекрыванием разнохарактерных могил на древних кладбищах. Это дает относительную хронологию. Второе – это абсолютные датировки, основанные на данных естественных дисциплин (например, определение возраста по радиоактивному углероду). Третье – сопоставления находок с материалами из тех районов, где уже существовали письменность, календари, хроники событий.