Многие ученые считают, что гибель памятников древнеиндийской цивилизации, типа Мохенджодаро и Хараппы, объясняется нашествием с севера степных кочевников. Не все с этим согласны, но находки глиняной посуды степного типа в Индии бесспорно есть.

Поскольку в степях Северного Причерноморья выявлены поселения, где среди костных остатков преобладают кости коня, а в Ш тысячелетии до н.э. в этой полосе появились повозки, во II же тысячелетии – псалии, кое-кому показалось, что это решает индоевропейскую проблему. Из степей воины верхом на конях и на легких колесницах совершали якобы броски и на запад, и на восток. Такие построения, популярные сейчас на Украине, привлекли и некоторых западных ученых. Но считать все это прочно установленным никак нельзя.

Реконструировать стремительные рейды колесниц по степной полосе легко на бумаге. В реальности же это невозможно. Колесницы требуют хороших дорог. Перед битвой Александра Македонского и Дария при Гавгамелах в 331 г. до н.э. специально подготавливалось поле для сражения на колесницах. По казахстанской и северопричерноморской степи, покрытой мощным травяным покровом, рейды колесниц немыслимы. Как уже говорилось, кости из Дереивки и Репина хутора принадлежат скорее диким, чем домашним лошадям. XVI-XIII вв. до н.э. – время появления в степи первых псалиев – слишком поздняя дата для формирования и даже расселения не разделившихся на группы индоевропейцев.

Признавая, что индоевропейцы формировались в степной полосе нашего Юга и расселились оттуда на Балканы и в Индию, мы не можем указать на конкретные археологические культуры, отражающие праиндоевропейское единство. Неолит и энеолит степной полосы изучены пока недостаточно.