Сын богини Афсати, едущий на рогах оленей, фигурирует в эпических сказаниях о нартах, записанных у адыгов, абхазов, осетин. На топорике из Кобанского могильника изображен лучник, борющийся с семью змеями, – мотив, вошедший в эпос о кавказском Прометее – Амирани.

Археологические памятники Кавказа среди древностей России территориально наиболее близки к памятникам Передней Азии. Там в III тысячелетии до н.э. уже сложились древнейшие государства, города, письменность, литература. Хотя производящее хозяйство и навыки металлообработки были восприняты с юга и племенами Кавказа, все же на такой уровень развития, как в Шумере, Аккаде, Вавилоне, их культура не поднялась.

Выше мы говорили о том, что более позднее, чем в Африке и Юго-Восточной Азии, освоение территории России древнейшими людьми не ведет к выводу об отставании в культурном отношении первых обитателей Кавказа и Русской равнины. Охотники раннего палеолита во всем Старом свете стояли примерно на одном уровне развития. Иное нужно сказать о ситуации, сложившейся после освоения производящего хозяйства, предопределившего расцвет древнейших цивилизаций. Начатки производящего хозяйства появились в Европейской России с запозданием и по сравнению с Передней Азией, и по сравнению с Балканами. С запозданием пришли сюда и навыки металлургии, возникшей на Древнем Востоке в VI тысячелетии до н.э., а местами и раньше. Письменность на нашу территорию вообще не проникла. Началось отставание обитателей Европейской России от населения более южных районов. Оно сказалось даже на Кавказе, в еще большей мере – в степной полосе и особенно сильно в лесной зоне.