Что это указание на застой внешней торговли не является чисто субъективной оценкой, видно из приведённых выше цифр экспорта России, показавших в 1858 г. значительное снижение. Через неделю тот же журнал писал: «Денежный кризис на европейских рынках не прекращается. Такое, почти небывалое, замешательство повсеместно поставило торговлю в крайне затруднительное положение, а в наших портах вовсе остановило её. Здесь и в Риге никакого нет требования на все русские товары для будущего года; все дела здешней биржи ограничиваются спекуляциями на сало».

В «Вестнике промышленности» в «Заметках о ходе торговой промышленности в Московской губернии в 1857 г.» обозреватель пишет следующее: «К концу года течение коммерческих дел, частично, вследствие иностранного торгового кризиса, стало склоняться к постепенному понижению цен. Стали увеличиваться в Москве продажи в кредит и притом на долгие сроки — на 12 месяцев и более, и это показывает, что коммерческие дела переходят постепенно в то же положение, в каком они были до последней войны».

С 1858 по 1862 г. наблюдались всё усиливавшийся денежный голод, падение цен и недостаток ссудных капиталов.

Объясняется этот факт тем, что с 1858 г. произошло нарушение денежного обращения, которое привело к постепенному исчезновению металла из обращения, сначала золота, затем полноценной серебряной, а впоследствии и разменной монеты. Так как кредитные билеты обладали принудительным курсом, то они после прекращения размена и падения их курса стали быстро вытеснять золотую и серебряную монету.

Золото частью ушло за границу, частью было тезаврировано, а частично превратилось в товар и объект для спекуляций, перестав выполнять функции средства обращения.