Между тем на судьбе этих предприятий вздорожание сырья при стабильных и даже снижающихся ценах на готовый товар должно было отразиться гораздо тяжелее, чем на крупных механизированных предприятиях. Соглашено «Своду данных о фабрично-заводской промышленности за 1897 г.» были 432 хлопчатобумажные фабрики, включая мелкие предприятия, с общим числом рабочих 225 тыс. человек. По данным «Статистики хлопчатобумажного производства», число предприятий в этой отрасли, вошедших в сводку, составляло лишь 185 со 169 тыс. рабочих. Из сопоставления этих показателей видно, что 27% общего числа рабочих и больше половины предприятий не были учтены в статистических материалах. Имеются все основания полагать, что включение в сводку данных о мелких предприятиях дало бы более рельефную картину кризиса.

Но и данные «Статистики хлопчатобумажного производства» говорят о большой недогрузке крупных предприятий в годы кризиса: в то время как их реальный капитал возрос с 1898 по 1902 г. на 42%, совокупная продукция прядильных и ткацких фабрик повысилась в своей стоимости на 25%.

В другой важной отрасли лёгкой промышленности — в сахарной промышленности кризис вообще не мог принять острые формы, поскольку объём производства для внутреннего рынка регулировался установленной с 1895 г. системой контингентирования выпуска сахара на внутренний рынок и премирования экспорта. Эта система в ущерб потребителю поддерживала высокие цены на сахар, обеспечивавшие высокие прибыли сахарозаводчикам, среди которых имелось много представителей крупного дворянства и родовитой знати. Однако уже сама привлекательность этой отрасли для капиталовложений в силу её привилегированного положения ускорила перепроизводство.