Высокая стоимость банковского кредита в 1906/07 г. и отвлечение сбережений внутренними займами не позволили развернуться учредительской деятельности, а высокий ссудный процент за границей уменьшал заинтересованность иностранных капиталистов в инвестировании своих капиталов в России, не говоря уже о том, что революционная ситуация в стране не могла поощрять международный финансовый капитал искать в России сверхприбылей, как это было в 90-х годах.

Прирост иностранных  промышленных акционерных обществ в России и их капиталы за рассматриваемый период составляли 1:

Все эти обстоятельства привели к тому, что послевоенный подъём очень скоро натолкнулся на недостаток покупательной способности населения в отношении товаров II подразделения и на ослабление промышленного спроса и казённых заказов на товары производственного назначения. Оживление не было связано ни со строительством новых предприятий, ни с расширением существующих в сколько-нибудь значительных размерах.

Сдержанный характер оживления 1906—1907 гг., а тем более частичный характер оживления в 1904 г., затруднения, вызванные войной и революцией, наконец, отсутствие в период оживления сколько-нибудь значительного строительства — всё это создало впечатление у ряда буржуазных экономистов, что вслед за кризисом 1900—1903 гг. наступила сплошная полоса депрессии, вплоть до 1909 г. Буржуазный апологет Туган-Барановский рассматривал 1905—1907 гг. как «период крайнего угнетения».

Нельзя согласиться4 с мнением советского исследователя проф. П. Лященко в оценке развития русской промышленности в период 1906—1908 гг.