Выделение «свободной» рабочей силы тормозилось феодальными отношениями, вследствие чего резервная армия труда создавалась очень медленно; возникновение её задерживалось также крайне медленной денатурализацией сельского хозяйства. В этих условиях не могло быть резкого превышения производства над потреблением, не было ещё почвы для кризиса как всеобщего перепроизводства товаров.

Наблюдавшиеся в дореформенный период кризисы 1839, 1847 и 1857—1858 гг., особенно два первых, были слабо выраженными, частичными кризисами, преимущественно торговыми, как это явствует из приведённых в работе материалов. Порождены были эти кризисы не столько внутренними условиями развития промышленности, сколько внешними факторами. Молодая российская промышленность дореформенного периода чутко реагировала на циклические колебания, происходившие в промышленности более развитых стран Запада. Чем шире развивались в тот период хозяйственные связи России с государствами зрелого капитализма, тем сильнее отражались экономические кризисы в зарубежных странах на её экономике.

Основным каналом, по которому эти кризисные волны достигали русской промышленности, основным рычагом их воздействия на неё была внешняя торговля. Неизбежное сжатие экспорта, прежде всего хлебного, вызываемое

кризисом на Западе, снижало платёжеспособный спрос населения России на промышленные изделия; усиленный импорт последних по пониженным ценам, наоборот, повышал их предложение, обостряя конкурентную борьбу. Правда, русская промышленность выигрывала от ввоза оборудования по низким кризисным ценам, но этот выигрыш не мог компенсировать ущерба от застоя в торговле и заминки в работе промышленности.

Банкротства и сжатие кредита в западных странах оказывали влияние на понижение вексельного курса, усиливая расстройство денежного обращения России.