Таким образом, уже в первом десятилетии XX в. довольно ясно обозначился процесс загнивания российского капитализма. Так, политика «Продугля», как отмечалось ранее, привела к топливному кризису в промышленности, вызвавшему многочисленные нападки на синдикат со стороны промышленных же кругов; был даже возбуждён вопрос о судебном преследовании синдиката, но благодаря покровительству правительственных чиновников и заграничных финансовых кругов дело этим и ограничилось. Политика замедленного роста производства и высоких цен особенно ярко проявилась в практике бакинских нефтяников. В противоположность форсированному развитию в 90-х годах добычи нефти, расширявшейся за счёт снижения цен на нефтепродукты, послевоенная политика нефтяных заправил была направлена на ограничение добычи с целью взвинчивания цен: добыча 1907 г. хотя и повышается несколько против 1905 г., но всё ещё на 20% отстаёт от добычи 1903 г.; добыча 1910 г. остаётся на уровне 1907 г.

Наряду с общим повышением цен в начале XX в. как результат дани, которую уплачивало общество монополистам, налицо также «успехи» монополий в удержании высоких цен в период кризиса 1908—1909 гг. Так, например, цена на каменный уголь составляла в  1904  г. (Ростов-на-Дону) 13,9 коп. за пуд, в 1907 г.— 16,8 коп., в 1908 г.— 20,2 коп., в 1909 г.— 20 коп.; на нефть в 1904 г (Баку) — 13,3 коп. за пуд, в 1908 г.— 22,1   коп., в 1909 г.— 21,5 коп. Индекс цен на москательные и химические продукты (1899 г. =100) составлял в 1904 г 103,3, в 1908 г.— 116,5. Общий же индекс цен всех товаров (1899 г. = 100) в 1904 г. был равен 104,5, в 1908 г.— 118,2, в 1909 г.— 120,3.

Особо нужно отметить ухудшение положения трудящихся в связи с установлением монопольных цен и стремлением монополий к получению максимальных прибылей за счёт усиления эксплуатации трудящихся и снижения жизненного уровня рабочего класса.