Несмотря на явно неудовлетворительную статистику, всё же опубликованные данные говорят о резком увеличении числа несчастных случаев; в 1902 г. их было на 25% больше, чем в 1901 г., особенно значительный рост их наблюдался в горнозаводской промышленности.

Промышленный кризис 1900—1903 гг., резко ухудшивший и без того тяжёлое положение пролетариата, не ослабил рабочего движения, как предполагали капиталисты и помещики. Наоборот, безработица и голод в условиях обострившегося самодержавно-полицейского гнёта явились мощными факторами революционного подъёма.

Рабочие снова усиливают борьбу, число стачек и стачечников вновь идёт в гору, экономическая борьба сливается с политической борьбой. «И русский рабочий к единственному старому средству своей борьбы — к стачке прибавил новое могучее средство — политическую демонстрацию, впервые испробованную во время грандиозной харьковской маёвки в 1900 году» г.

В. И. Ленин в предисловии к брошюре «Майские дни в Харькове» подчёркивал крупное политическое значение демонстрации, всколыхнувшей огромные массы рабочих, готовых идти на штурм самодержавия.

О бедственном положении рабочих и их борьбе за свои жизненные права и политические свободы рассказывает ленинская газета «Искра».

«Искра» № 38 от 15 апреля 1903 г.:

На Урале, в Златоусте, на казённом заводе — безработица. Впервые переживаемый Уралом острый кризис, сводящий заработок рабочего к голодному уровню (7—9 коп.). Действовать не в одиночку, а всем вместе это первый урок кризиса и безработицы. Растёт армия безработных, растут болезни и смерти (в Пермской губернии было больных инфекционными болезнями — 13 800, в Уфимской губернии умирает 56°/о детей).

«Искра» от 1 мая 1903 г.: