В «Биржевых ведомостях» за второе полугодие 1877 г. читаем:

«С июня месяца московские фабрики стали принимать рабочих в прежних количествах, большинство фабрик стали работать по-прежнему. Многие приписывают главную причину такого оживления лучшему состоянию дел в хлебной торговле».

«Фабрики завалены такими громадными заказами, что не в состоянии их аккуратно и своевременно исполнять».

«Кожевенные, суконные, железные заводы сумели несколько поправиться благодаря усиленным заказам правительства. Сахарная промышленность оживилась вследствие усиленного спроса сахара за границу, по случаю тамошнего неурожая свекловицы».

«После долгого затишья торговых дел. начинает проглядывать оживление. Московские и Ивановские фабрики стали расширять своё производство и некоторые довели его до размеров, предшествовавших экономическому кризису».

«Московская оптовая торговля начинает оживляться».

Виднейший барометр российской торговой конъюнктуры — Нижегородская ярмарка обнаруживает в 1878 г. существенное улучшение против предыдущих лет: «Нижегородская ярмарка идёт в торговом отношении весьма успешно и, как полагают, долго не затянется».

«Знаменитые своим металлическим производством сёла: Павлово, Ворсма, Богородское — имели на Нижегородской ярмарке, как говорят сами продавцы, невообразимый сбыт своих изделий». «Нижегородская ярмарка по всем вообще частям обширной и разнообразной торговли на сумму свыше 200млн. руб., без преувеличения сказать, была одна из наилучших, каких давно не бывало».

Сбыт товаров на ярмарке был необыкновенно бойкий. Привоз в 1878 г. в связи с войной был, правда, ниже предыдущих лет, составив всего лишь 142 млн. руб.