В качестве косвенных показателей, говорящих о разорении русских фабрикантов, может служить увеличение в годы кризиса количества пожаров. В истории Клинцовской шерстяной промышленности известно значительное число пожаров, происходивших в моменты промышленных кризисов. Очевидно, это не было случайностью. Машковский в своей автобиографии проговаривается об истинных причинах пожаров на его фабрике (в периоды 1848—1850гг.). Причина заключалась в том, что страховая премия превышала стоимость зданий и оборудования. В журнале Министерства внутренних дел за 1849 г. отмечается, что в 1848 г. пожаров было в 2 раза больше, чем в 1847 г.2

Возвращаясь к таблице на стр. 52, показывающей динамику производства различных отраслей, сталкиваемся с тем фактом, что 1848 год даёт увеличение производства не только по бумагопрядильной промышленности, но и по шерстяной и льняной. Оживление шерстяной промышленности имеет причину, аналогичную с бумагопрядильной: низкие цены на шерсть в Лондоне вызвали в 1848 г. усиленный ввоз шерсти и понижение ввоза пряжи. Кроме того, имело значение повышение заказов для армии в связи с походом в Венгрию Николая I для подавления венгерской революции.

Снижение ввоза шерсти и шерстяной пряжи в стоимостном выражении в 1846 и 1847 гг. вряд ли было вызвано сокращением ёмкости рынка, так как поступление шерсти из-за границы в натуральном выражении в эти годы росло. Более вероятным здесь, очевидно, является отражение кризиса вотчинной мануфактуры.

Особо следует остановиться на выплавке чугуна, сократившейся уже в 1847 г. Повышение импорта чёрных металлов в течение 1847—1850 гг. не покрывало снижения производства, несмотря на то, что цены на чугун в Англии были низкие, особенно в 1848 г.