В ноябре—декабре 1899 г. в печати одно за другим начали появляться тревожные сообщения о закрытии предприятий и сокращении производства. Так, в «Промышленном мире» читаем: «С осени 1899 г. несколько крупных металлургических предприятий Юга прекратили своё производство».

В Нижнем-Новгороде произошло сокращение производства на машиностроительных заводах.

О    положении в Баку писали: «Денежный кризис в Баку сильно отразился на всех предприятиях. На механических заводах заказов или вовсе нет, или имеются в половинном размере. В Баку наблюдаются ежедневные банкротства.

Такие же сообщения читаем в отношении центральных районов. Свёртывание производства в текстильной промышленности началось прежде всего на фабриках Московского района.

В начале 1900 г. прекратила работу крупнейшая бумагопрядильная фабрика Бари в Лодзи. В конце 1899 г. произошло банкротство нескольких сахарных заводов. С осени началось сокращение рабочих в Сормове. Резко ощущался кризис и в Донецком бассейне: с сентября

1899 г. по март 1900 г. прекратили платежи 18 бельгийских предприятий Донецкого района.

Во второй половине 1899 г., по сообщениям печати, резко сократились взносы арендной платы за суда. Фрахты падали, судостроение пришло в упадок, эксплуатация судов старой конструкции становилась невыгодной.

Как видно из этих сообщений, к концу 1899 г. кризис охватил почти все отрасли промышленности и транспортные предприятия. В 1900 г. даже официальные круги вынуждены были признать наличие кризиса. В начале 1900 г. в официальной печати пытались искать причину кризиса во внешних факторах, отрицая то обстоятельство, что страна вступила в полосу промышленного перепроизводства.

Ранее всего и резче всего кризис, естественно, проявился на фондовой бирже, являющейся наиболее чувствительным барометром рыночной конъюнктуры.