Связь финансовой олигархии с царской бюрократией открывала широкий простор для всякого рода мошеннических проделок, спекуляции, подкупа, позволяла получать баснословные прибыли от военных поставок и т. п.

В. И. Ленин в статье «Капитализм и «парламент»» пишет: «Капиталисты и в Думе, как и в Гос. совете имеют изрядное число своих представителей, да притом и помещик, ведь, в наши дни без капитала ничто. И капиталисты и помещики имеют в лице Думы готовый аппарат для проведения законов о «премиях» (себе самим), о таможенной охране (т. е. другой форме премий себе самим), о концессиях (третья форма премий себе самим) и так далее без конца».

Небольшая горстка эксплуататоров сосредоточивала в своих руках львиную долю национального дохода. Об этом ярко свидетельствует таблица распределения облагаемого дохода по отдельным группам, получающим различные доходы:

Следовательно, финансовая олигархия, представленная всего лишь 0,7% облагаемых лиц, даже по официальным, явно преуменьшенным данным, получала 26,2% доходов. 1 384 лица получали доход от торгово-промышленных предприятий, 702 — от земли, 360 — от городского недвижимого имущества, 331 —от денежных капиталов и т. д. Небольшая верхушка финансовой и торгово- промышленной буржуазии и крупнейшие помещики-крепостники присваивали значительную долю национального дохода, беспощадно эксплуатируя трудящиеся массы России.

Вывоз капитала. Своеобразие империализма в России, вступившей позже других стран на путь капиталистического развития, заключалось в том, что в ней «избытка» капитала не было, вывоз капитала не стал типичным для русского империализма. Россия была страной, ввозящей капитал.