Своеобразие развития империализма в России — сочетание господства финансового капитала и чудовищного деспотизма самодержавия — многократно усиливало гнёт и насилие над трудящимися, в первую очередь над рабочим классом.

Крупное концентрированное производство открывало монополиям небывало широкие возможности для усиления эксплуатации рабочих путём удлинения рабочего дня и повышения интенсификации труда. Синдикаты, монополизируя производство средств потребления, грабили рабочих и как потребителей, систематически повышая цены на предметы первой необходимости.

В борьбе с рабочим классом монополистический капитал противопоставляет ему всю силу своего экономического могущества, силу своих монополистических объединений. Так, конвенция фабрикантов от 15 марта 1905 г., родившаяся в недрах предпринимательской организации в Петербурге, предусматривала недопущение сокращения рабочего дня или установления минимума заработной платы, а также недопущение какого-либо участия рабочих в определении условий труда.

Если в условиях домонополистического капитализма рабочие в борьбе за улучшение своего положения имели дело с отдельными предпринимателями, то в эпоху господства монополий они наталкивались на взаимную поддержку и реакцию со стороны объединённых капиталистов. Переход к империализму означал для рабочего класса новую ступень абсолютного и относительного обнищания, ухудшения условий жизни. Приведём некоторые показатели жизненного уровня рабочего класса в России.

Заработная плата рабочих была исключительно низкой. Рабочий день даже по фабричному законодательству (1897 г.) был установлен в 11,5 часа, а в действительности достигал 12 и более часов.