В печати в 1873 г. сообщалось о массовой безработице среди домашних ткачей в Иванове и его окрестностях. С наступлением кризиса поглощение фабрично-заводской промышленностью избыточного сельского населения прекратилось. Снижение строительных работ усугубило безработицу. Упоминание о продолжающейся безработице мы встречаем в газетах в 1876 г. Положение рабочего класса в стране и до кризиса было чрезвычайно тяжёлым. Охрана труда отсутствовала, рабочий день в России в 70-х годах был одним из самых продолжительных во всём мире — от 12 до 18 часов; заработная плата в Московской губернии составляла в среднем для мужчин 14 р. 18 к. в месяц, для женщин —10 р. 35 к., причём преобладали самые отсталые формы натуральной заработной платы, с расчётом через фабричную лавку, где рабочий получал товары пониженного качества и по повышенным ценам.

Положение рабочих в 70-х годах в России может быть охарактеризовано словами Энгельса: «Цепи рабства, которыми буржуазия сковала пролетариат, нигде не выступают так ясно, как в фабричной системе. Здесь исчезает и юридически и фактически всякая свобода».

После реформы 1861 г. происходило дальнейшее абсолютное и относительное обнищание пролетариата. Прежде всего это выразилось в понижении реальной заработной платы.

Абсолютное и относительное обнищание пролетариата, являющееся законом развития капитализма, не может не вызывать обострения антагонистических противоречии между трудом и капиталом, приводящих к усилению классовой борьбы рабочих с капиталистами. Поэтому пореформенный период характеризуется дальнейшим ростом революционного рабочего движения.