Русские нефтяные тресты были тесно связаны с мировыми трестами США и Англии и активно участвовали в разделе мирового рынка нефти. Большой интерес представляет борьба синдиката «Продамет» за участие в международном рельсовом картеле. Чтобы быть принятым в число участников картеля, синдикат «Продамет» вступил в конкурентную борьбу, продавая рельсы по баснословно низким, бросовым ценам. В результате русские рельсы нашли рынок сбыта не только в Италии, Китае и Трансваале, но и в Румынии, Дании, Болгарии, Южной Америке, Мексике, Японии. Рельсы «Продамета» появились даже в Англии и в её колониях. Западноевропейские стальные монополисты вынуждены были снижать цены и в конце концов допустить Россию в картель. Было заключено соглашение с крупными заводами «Продамета».

В целом русские монополисты в международных соглашениях, в экономическом разделе мира между союзами монополистов не играли сколько-нибудь значительной роли. Однако слабость позиций в международной борьбе за экономический раздел мира не лишала русских монополистов возможности получать максимальные прибыли.

Опираясь на военную силу царизма, магнаты финансового капитала обеспечивали себе «особые удобства» грабежа народов окраин России, а также народов некоторых стран Востока. Внешняя политика царизма обнаружила свой империалистический характер. «В России,— писал Ленин,— капиталистический империализм новейшего типа вполне показал себя в политике царизма по отношению к Персии, Манчжурии, Монголии.»1

В январе 1904 г. началась русско-японская война. Она была выгодна для крупной буржуазии России, так как давала возможность наживать бешеные прибыли на военных поставках, и велась в целях захвата новых рынков. В этой воине были также заинтересованы наиболее реакционные слои помещиков.