Наряду с интенсивным ростом тяжёлой промышленности «Вестник финансов» отмечает оживление на текстильном рынке: «Для торговли шерстью год закончился благоприятно. Причиной улучшения дел с шерстью служит оживление в настроении торговли суконными и другими шерстяными изделиями, как и вообще мануфактурными товарами». Весьма существенно отметить это «улучшение в настроении» после вторичного неурожая. Мы видим здесь, что мануфактурный рынок эмансипировался от его прежней тесной зависимости от состояния сельского хозяйства.

В 1893 г. рост производства по всем отраслям усиливается. Бумаготкацкая промышленность, более других зависящая от сельского хозяйства, после двух лет умеренного роста делает сразу большой скачок — на 28,7%; бумагопрядильная увеличивает выпуск продукции на 23%; ситценабивное, красильное и отделочное производство дало рост на 24,5%. Выплавка стали увеличилась за год на 22,6%. Добыча нефти дала годовой прирост на 13,6%.

Два прекрасных для того времени урожая —1893 и 1894 гг. дали дополнительный толчок для расширения промышленного производства. Однако фактически повышение платёжеспособного спроса со стороны деревни не могло быть значительным, так как хлебные цены уже в 1893 г. резко упали и благоприятный результат высоких урожаев для сельского хозяйства оказался много меньшим, чем можно было ожидать. Спрос на промышленные товары со стороны деревни возрос слабо. Частично повторилась картина 1889 г.: мануфактурный рынок переживал застой в торговле. Попытка фабрикантов заключить соглашение для поддержания цен на хлопчатобумажные ткани терпит крах, и цены продолжают падать.

Таким образом, становится всё яснее ослабление зависимости хлопчатобумажного производства от результатов сельскохозяйственного года.