Другая ярмарка, игравшая важную роль для сельскохозяйственных районов страны,— Курская Коренная ярмарка до 1846 г. из года в год расширяла свою торговлю, а в 1848 г. закончилась провалом: из привезённых товаров на сумму в 6,6 млн. руб. было продано только на 2,8 млн. руб., т. е. всего лишь 42%, а больше половины товаров осталось непроданным.

В последующие два года —1849 и 1850 — обороты Нижегородской ярмарки хотя и повышаются, но всё ещё не достигают максимального объёма 1846 г., и лишь в 1851 г., когда этот максимум был превышен, можно считать, что последствия упадка 1848 г. были изжиты. Началось оживление, хотя этот год и был неурожайным.

Однако результаты Нижегородской ярмарки в 1849 и 1850 гг., когда эпидемия миновала, указывают на отставание спроса от предложения: процент реализованных товаров падает до 82—83 против 87—88 в предкризисные годы.

Конечно, эпидемия, свирепствовавшая в стране и унёсшая столько жизней, сама по себе явилась достаточным фактором для падения торговли, особенно в сочетании с бедствием, порождённым неурожаем. Но несомненно, что кроме этих бедствий на состояние торговли оказало влияние частичное перепроизводство в конце 40-х годов.

Признаки частичного переполнения рынка промышленными товарами обнаруживались на Нижегородской ярмарке в 1846 г., несмотря на исключительно высокий процент реализации привезённых на ярмарку товаров (88%). Уже в этом году начались затруднения с продажей суконных товаров, кожевенных и металлических изделий. Об этом свидетельствует тот характерный факт, что цены на ситец понизились в 1846 г. на 16%

против 1843 г.— с 8 руб. до 6 р. 72 к. за кусок. Цены на сукно за 1845—1847 гг. упали на 24% х. В 1847 — 1848 гг. падают цены на чугун; цены на ситцы снижаются ещё на 16%.