Расширение внутреннего рынка России тормозилось феодально-крепостнической эксплуатацией деревни. Проблема рынка стала ещё более острой вследствие политики высоких монопольных цен на средства производства и предметы потребления.

Паразитизм и загнивание капитализма, однако, не исключали его роста. В целом капитализм в России за период империализма вырос в значительных размерах, в особенности в годы подъёма (1910—1913), но только этот рост был крайне неравномерным, как неравномерно шло и загнивание капитализма. Например, с 1900 по 1913 г. добыча угля выросла более чем вдвое, выплавка чугуна, потребление хлопка увеличились более чем наполовину, выросла железнодорожная сеть. В то же время в 1913 г. добыча нефти так и не достигла уровня 1900 г.

Монополистический капитализм в России, как и в других странах, за счёт части максимальных прибылей осуществлял подкуп верхушки рабочего класса (рабочей аристократии). Рабочая аристократия наряду с мелкобуржуазными элементами составляла ядро меньшевистской партии. Она представляла буржуазную агентуру внутри рабочего движения. Особенность России заключалась в том, что рабочая аристократия здесь была слабее, чем в других империалистических странах; это непосредственно обусловливалось специфическими особенностями русского империализма.

Крайнее обострение в эпоху империализма основного противоречия капитализма — между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения — выражало неизбежность крушения империализма.

Первая мировая война ещё более обнажила противоречия империализма, обрекая народ на неслыханные бедствия и страдания.