Синдикаты достигали повышения цен прежде всего путём жестокого регламентирования выпуска продукции, по существу путём искусственного сокращения производства, создавая в стране голод на металл, уголь, нефть и др.

Для того, чтобы обеспечить себе максимальные прибыли, синдикаты добивались монопольного положения

на рынке путём «принуждения к организации» — принуждения к вступлению в синдикат всех крупных производителей и путём разорения средних и мелких.

Синдикаты широко использовали политику временного понижения цен в борьбе с фирмами, а затем, после присоединения к монополиям новых предприятий, проводили политику высоких цен, с лихвой возмещая понесённые затраты. Это уже не свободная конкуренция технически передовых и отсталых предприятий, а прямое удушение монополистами тех, кто не подчиняется монополии.

Господство монополий, прежде всего в добывающей промышленности (уголь, железо, нефть), ставит их в привилегированное положение по отношению к обрабатывающей промышленности и к сельскому хозяйству. В результате усиливается отставание сельского хозяйства от промышленности.

Синдикаты находились в самой тесной связи с государственным аппаратом царской России. Связь царизма с крупным капиталом выражалась в огромных казённых заказах металлургической, угольной промышленности, паровозо-вагоностроительным заводам, судостроительной, военной промышленности и др. «Комитет по распределению заказов на подвижной состав, рельсы, скрепления и другие железнодорожные принадлежности», министерство путей сообщения, военное и морское министерства и др. переплачивали крупным монополиям за поставки в сравнении с рыночными ценами миллионные суммы.